8 (861)2-555-474

Привлечение к субсидиарной ответственности в случае исключения юрлица из ЕГРЮЛ

22 декабря 2021

Вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности у большинства юристов и предпринимателей ассоциируется с процедурой банкротства. Однако действующим законодательством предусмотрена возможность привлечь к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица и в рамках обычного гражданско-правового спора. Речь идет о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в случае исключения ООО из ЕГРЮЛ в административном порядке. Для подачи подобного заявления нет необходимости инициировать процедуру банкротства. Однако есть ряд условий для обращения с подобным заявлением. Что это за условия, какие факты необходимо доказать заявителю, как складывается судебная практика по данному вопросу - читайте в нашей статье.

Предыстория вопроса

Не секрет, что исключение недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ стало популярным и простым способом для бывших руководителей и учредителей "похоронить" компанию вместе с ее долгами. Подобная процедура удобна и для ФНС России: не нужно тратить ресурсы и время на администрирование компаний, которые не осуществляют свою деятельность и просто числятся в реестре.

Однако всегда найдутся лица, не согласные с подобным подходом. Как правило, это кредиторы ликвидируемой компании, которые хотят получить свой долг обратно. Ведь процедура административного исключения компаний из ЕГРЮЛ не предполагает проверки наличия долгов перед контрагентами, учет интересов потенциальных кредиторов. Более того, для кредиторов иногда подобное исключение из ЕГРЮЛ становится неожиданностью. Данный факт не всегда оперативно обнаруживается.

В середине 2017 г. ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <1> была дополнена новым п. 3.1. В соответствии с ним контролирующие должника лица (КДЛ) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного ООО. Данная норма была принята в целях учета интересов кредиторов исключенного юридического лица.

--------------------------------

<1> Далее - Закон об ООО. Изменения внесены Федеральным законом от 28.12.2016 N 488-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

К ответственности можно привлечь контролирующих должника лиц, перечисленных в п. 1 - 3 ст. 53.1 ГК РФ, а именно:

- руководителя единоличного исполнительного органа (генерального директора);

- членов коллегиальных органов управления (совета директоров, наблюдательного совета);

- иных лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица и возможность давать указания, в т.ч. учредителей (участников) общества.

Условия привлечения:

1) ООО исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке (например, в связи с неведением деятельности юридическим лицом или в связи с недостоверностью сведений об адресе и/или руководителе компании);

2) контролирующие должника лица действовали недобросовестно или неразумно.

Примечание. См. статью "Как оспорить запись о недостоверности адреса в ЕГРЮЛ" в N 6 2021 г. на стр. 57.

Пункт 3.1 ст. 3 Закона об ООО о привлечении к субсидиарной ответственности не связан с инициированием и прекращением процедуры банкротства юридического лица. Нормы Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <2> в данном случае не применяются.

--------------------------------

<2> Далее - Закон о банкротстве.

С какими сложностями можно столкнуться на практике

Само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с положениями, закрепленными в п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО.

Главным условием привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица ликвидированной организации являются его недобросовестные и неразумные действия.

Судебная практика по-разному понимает в действиях руководителей неразумность и недобросовестность. Ряд судов приходит к выводу, что сама ситуация, при которой руководители в принципе допустили исключение юридического лица из ЕГРЮЛ, уже является недобросовестным и неразумным поведением <3>.

--------------------------------

<3> Постановление АС Северо-Западного округа от 24.12.2019 N Ф07-14202/2019 по делу N А56-122120/2018.

Фрагмент документа. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поскольку целью коммерческой организации является извлечение прибыли, то неведение деятельности компанией расценивается как нетипичное поведение.

В качестве еще одного основания для признания действий контролирующих должника лиц недобросовестными используется аргумент об их уклонении от добровольной ликвидации и/или подачи заявления должника о банкротстве <4>. Подобная позиция судов ведет к стопроцентному удовлетворению заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ ликвидированных юридических лиц. Это создает большие риски для руководителей и учредителей юридических лиц. Нарушается сам принцип ограниченной ответственности юридического лица.

--------------------------------

<4> Постановление АС Северо-Западного округа от 05.11.2019 N А21-15124/2018. Определением ВС РФ от 25.08.2020 N 307-ЭС20-180 Постановление отменено, дело передано на новое рассмотрение.

Примечание. Об упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника читайте в статье в N 8 2020 г. на стр. 40, отсутствующего должника - в N 4 2020 г. на стр. 40.

Даже в банкротстве институт субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления прав кредиторов. Контролирующие должника лица привлекаются к субсидиарной ответственности при наличии виновного недобросовестного поведения, а не в любом случае при введении процедуры банкротства в отношении юридического лица. Должен быть единый подход к вопросу о привлечении к субсидиарной ответственности в обоих случаях.

Позиция Верховного Суда РФ

В 2020 г. Верховный Суд РФ рассмотрел два знаковых дела о привлечении директоров и учредителей ликвидированных юридических лиц к субсидиарной ответственности.

Фабула дела N 1. Дело N А65-27181/2018 <5>

--------------------------------

<5> Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2020 N 306-ЭС19-18285 по делу N А65-27181/2018.

Кредитор обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по договору аренды нежилых помещений с ООО "Виолет". Суд требования о взыскании задолженности удовлетворил. Однако в период осуществления исполнительного производства ООО "Виолет" исключили из ЕГРЮЛ как недействующую компанию. Кредитор обжаловал решение налоговой об исключении, но акт был оставлен в силе. По мнению вышестоящего органа, при вынесении решения об исключении инспекция действовала в соответствии с законом.

Кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности директора и учредителя ООО "Виолет". Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций требования удовлетворили. По мнению судов, несвоевременное представление в налоговый орган отчетности и сведений по банковским счетам является недобросовестным и неразумным поведением. Соблюдение КДЛ законодательства о налогах и сборах исключило бы возможность ликвидации должника в административном порядке и позволило бы кредитору получить денежные средства или прекратить деятельность должника через процедуру ликвидации с погашением задолженности, а при недостаточности средств - через процедуру банкротства.

Позиция Верховного Суда РФ заключалась в следующем:

- само по себе исключение общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия) руководителя не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности;

- необходимо, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) контролирующих должника лиц привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически за доведение до банкротства;

- привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов, не следует забывать про ограниченную ответственность участников по обязательствам юридического лица;

- важно учитывать, что норма п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО обратной силы не имеет, для привлечения к субсидиарной ответственности правоотношения сторон должны возникнуть после вступления в силу положений п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО.

Фабула дела N 2. Дело N А21-15124/2018 <6>

--------------------------------

<6> Определение Верховного Суда РФ от 25.08.2020 N 307-ЭС20-180 по делу N А21-15124/2018.

Кредитор компании ООО "Гранд Пегас" обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании-должника. До обращения в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности кредитор обращался за взысканием суммы задолженности, получил исполнительный лист. Однако в рамках исполнительного производства задолженность погашена не была, а ООО "Гранд Пегас" впоследствии исключили из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо. При этом кредитор направлял в ИФНС требование о включении суммы долга в промежуточный ликвидационный баланс. Подобные меры на решение об исключении должника из ЕГРЮЛ никак не повлияли. Данные обстоятельства стали основанием для обращения кредитора в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя ООО "Гранд Пегас".

В обоснование требований кредитор указал, что вина ответчика заключается в том, что он не обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).

Однако суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований. По мнению суда, кредитор не доказал недобросовестность или неразумность руководителя. Также кредитор обладал правом оспорить решение налогового органа об исключении организации из ЕГРЮЛ, но данным правом не воспользовался.

Что касается необращения руководителя в суд с заявлением о признании ООО "Гранд Пегас" банкротом, то в данном случае необходимо провести аналогию с привлечением к субсидиарной ответственности по п. 1 ст. 61.12 Закона о банкротстве.

Руководитель должника в процедуре банкротства может быть привлечен к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления о банкротстве только по тем обязательствам, которые возникли после наступления признаков банкротства. То есть руководитель уже знал или должен был знать, что компания находится в кризисном состоянии, но тем не менее продолжал вести предпринимательскую деятельность и наращивать задолженность. В данном случае кредитор не доказал, что руководитель должника заведомо знал о том, что обязательства перед истцом не могут быть исполнены.

Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила, требования кредитора удовлетворила полностью. Суд указал, что поведение руководителя должника, когда при наличии непогашенной задолженности и отсутствии средств для ее погашения он не обращается в суд с заявлением о банкротстве, нельзя назвать добросовестным. При этом должник вступил в процедуру ликвидации, о чем его руководитель не мог не знать, но каких-либо действий по прекращению данной процедуры не принял, с заявлением о банкротстве не обратился.

Кассационная инстанция поддержала суд второй инстанции.

Верховный Суд РФ отменил все судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение. Позиция суда заключалась в следующем:

- само по себе исключение общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия) руководителя не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности;

- необходимым элементом привлечения к ответственности должно являться установление вины руководителя в непогашении долга;

- к вопросам привлечения к субсидиарной ответственности руководителя исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица нормы Закона о банкротстве не применяются.

Таким образом, Верховный Суд РФ сориентировал нижестоящие суды детально исследовать причины непогашения долга юридическим лицом, анализировать, в чем именно заключается недобросовестное или неразумное поведение контролирующих должника лиц.

Как складывается судебная практика

В большинстве случаев суды не видят недобросовестности руководителей в одном лишь факте административного исключения ООО из ЕГРЮЛ и требуют дополнительного подтверждения обоснования недобросовестного поведения контролирующих должника лиц.

Судебная практика. Арбитражный суд Волго-Вятского округа указал, что непредставление в налоговый орган отчетности не свидетельствует о совершении контролирующими должника лицами действий по намеренному сокрытию имущества или созданию условий для невозможности произвести расчеты с кредиторами общества, введению последних в заблуждение. Наличие задолженности юридического лица также не может являться бесспорным доказательством вины ответчиков как учредителей общества в усугублении финансового положения организации и безусловным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности (Постановление от 11.03.2021 N Ф01-525/2021 по делу N А11-15078/2019).

Судебная практика. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа обосновал позицию по отказу в удовлетворении требований тем, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что при наличии достаточных денежных средств (имущества) контролирующие должника лица:

- уклонялись от погашения задолженности перед кредитором,

- скрывали имущество компании либо

- умышленно действовали во вред кредитору (Постановление от 18.03.2021 N Ф04-530/2021 по делу N А46-22314/2019).

Таким образом, подтверждением недобросовестности могут стать следующие доказательства:

- наличие у компании признаков объективного банкротства, необращение руководителя в суд с заявлением о признании компании банкротом;

- доказательства отсутствия имущества для погашения задолженности;

- факт уклонения от погашения задолженности, возможно, совершение заведомо убыточных сделок, вывод имущества;

- наличие непогашенных требований иных кредиторов также может стать хорошим аргументом в обоснование позиции недобросовестности руководителя.

Судебная практика. В Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.05.2019 N Ф02-887/2019 по делу N А33-16563/2018 суд указал, что действия контролирующих должника лиц не отвечают требованиям добросовестности, так как установлено, что должник систематически принимал на себя обязательства, которые заведомо не собирался исполнять, при этом какие-либо меры по погашению задолженности либо по обращению в суд о признании должника банкротом контролирующими должника лицами не принимались.

Кредитору в данной ситуации тяжело собирать доказательства, обосновывать недобросовестность руководителей и учредителей. Кредитор, как правило, не обладает информацией о фактах отчуждения имущества юридическим лицом, о сделках компании-должника. А в случае ликвидации компании получить какую-либо информацию о ее деятельности становится сложно.

Судебная практика. В Постановлении от 21.05.2021 N 20-П Конституционный Суд РФ дает важный комментарий о распределении бремени доказывания. Ведь кредиторы объективно ограничены в сборе и предоставлении доказательств неразумного и недобросовестного поведения контролирующих должника лиц. Именно привлекаемые к ответственности лица должны доказывать, что при ликвидации они действовали добросовестно и приняли все меры для исполнения обществом обязательств перед своими кредиторами.

В данном случае можно воспользоваться правом на подачу ходатайства в суд об оказании содействия в получении информации, ведь заявитель не обладает возможностью самостоятельно получить необходимые доказательства.

Что еще можно сделать кредитору для защиты своих интересов?

Советов здесь несколько:

1. Отслеживать состояние своих контрагентов, регулярно проверять ЕГРЮЛ на предмет внесения записи о недостоверности сведений в отношении юридического лица.

2. В случае исключения контрагента из ЕГРЮЛ попробовать оспорить действия налогового органа.

3. Если ваша задолженность перед контрагентом подтверждена решением суда, то можно инициировать процедуру банкротства. ИФНС не сможет исключить из ЕГРЮЛ компанию, в отношении которой инициировано производство в деле о банкротстве.

Несмотря на то что процедура банкротства - длительное и дорогостоящее занятие, в ходе рассмотрения дела можно попробовать получить информацию об активах компании, о последних сделках, о возможных контрагентах.

При прекращении банкротной процедуры в связи с отсутствием финансирования вы можете обратиться с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности уже на основании законодательства о банкротстве. Данное право является дополнительной возможностью взыскать задолженность с контрагента.